ИСТОРИЯ, КОТОРОЙ, ВОЗМОЖНО, НИКОГДА НЕ БЫЛО

http://ptj.spb.ru/blog/istoriya-kotoroj-vozmozhno-nikogda-nebylo/

http://ptj.spb.ru/?p=99228

«Можно попросить Нину?». К. Булычев.
Театр «Левендаль».
Режиссер Искандер Сакаев, художник Наталья Кузнецова.

В здании бывшего детского кинотеатра «Веснушка» в спальном районе города приютился Камерный драматический театр «Левендаль», открытие которого состоялось летом 2018 года. За свою недолгую жизнь театр успел выпустить два спектакля (первым стала детская сказка «Царевна-лягушка»). Премьера первого взрослого спектакля состоялась 27 января 2019 года и была посвящена 75-летию снятия блокады.

Спектакль «Можно попросить Нину?» — «история, которой, возможно, никогда не было», поставленная режиссером Искандером Сакаевым (художественным руководителем театра) по одноименному рассказу Кира Булычева. Место действия (как и в другой постановке этого материала, сделанной в Нягани - ред.) перенесено из Москвы в Ленинград и этим приближает нас к истории, рассказанной писателем: в текст автора вплетены режиссером дневниковые записи реальных блокадных подростков и детей. Время же повисает в воздухе и становится неопределенным. Известно только, что героиня Нина переживает трудное блокадное время, когда ее собеседник, Вадим, выброшен куда-то в современность.

ОДИНОКИЙ ГОЛОС СВЕРХЧЕЛОВЕКА

http://ptj.spb.ru/blog/odinokij-golos-sverxcheloveka/

http://ptj.spb.ru/?p=99217

«Сивилла». П. Лагерквист.
Театральная мастерская «АСБ», театр «Особняк».
Моноспектакль Кристины Скварек, режиссер Алексей Янковский.

На крошечную сцену «Особняка» сомнамбулически выходит босая женщина с распущенными волосами, в длинной кофте, из-под которой виднеется свободное красное платье. Вперив бесцветный невидящий взгляд куда-то перед собой, женщина без возраста начинает долгий монолог. Если ты не читал этой повести середины 1950-х, то сперва не можешь определиться в историко-географических координатах, проза Пера Лагерквиста отфильтрована от лексики, которая бы в этом помогла. «Родители мои были известны своим богопочитанием», «мы жили в глубине долины, не в городе», «семья у нас была крестьянская»... Это можно отнести и к раннему Средневековью, и к позднему Возрождению, и к XIX веку. Информация, источником которой в спектаклях Алексея Янковского обычно становится звучащее слово, собирается постепенно, точно элементы пазла, которые далеко не сразу, но все же соединятся в воображении зрителя и заставят иначе взглянуть на все, что происходило ранее.

ВРЕМЯ ВЕЩЕЙ

http://ptj.spb.ru/blog/vremya-veshhej/

http://ptj.spb.ru/?p=99209

«Фабричные». А. Володин.
«307-я студия» на фестивале «Пять вечеров».
Режиссер Надя Кубайлат, художник Денис Сазонов.

307-я студия — театр, основанный недавними (2018 года) выпускниками Театральной школы Константина Райкина. «Фабричные», судя по соцсетям, — их первый спектакль, поставленный в новом статусе. Что-то в этом есть: сегодняшние дебютанты выбрали пьесу-дебют в будущем известного драматурга. В предыдущем предложении довольно сложно соединились времена. В спектакле время тоже устроено непросто, хотя и более изящно. Режиссер Кубайлат создала стильную, тонкую, современную работу, в которой совмещены прошлое с настоящим и просматривается некоторое будущее. Возможно, этому будущему и пытается противостоять спектакль.

«ВИШНЕВЫЙ САРТР» В ГОРОДСКОМ ТЕАТРЕ

http://ptj.spb.ru/blog/vishnevyj-sartr-vgorodskom-teatre/

http://ptj.spb.ru/?p=99154

С 25 по 27 января в Городском театре и на Новой сцене Александринского театра прошли показы эскизов режиссерско-драматургической лаборатории «Вишневый Сартр»

ГРУСТНЫЕ ТАНЦЫ НА МОРСКОМ БЕРЕГУ

http://ptj.spb.ru/blog/grustnye-tancy-namorskom-beregu/

http://ptj.spb.ru/?p=99144

«Море. Сосны». М. Угаров.
Центр им. Вс. Мейерхольда на фестивале «Пять вечеров».
Режиссер Саша Денисова, художник Леша Лобанов.

Чемодан командировочный — 1 шт., официантка в забегаловке — 1 шт., водка — 100 г, салат «Столичный» — 1 порция. Еще вареная кукуруза, трусики бикини, радиоприемник с «Голосом Америки», фотоаппарат «Зенит» и много-много кадров, уместивших в себе море, сосны, чаек, серый песок ялтинского пляжа и «самый серый и самый скучный отрезок в жизни».

Спектакль «Море. Сосны» поставлен по одноименной киноповести Михаила Угарова. Написана она еще в 2009-м, но ни снята, ни поставлена до сих пор не была. Она — будто ремейк советского фильма «3+2» Г. Оганесяна. Красивые юноши, красивые девушки. Берег Черного моря, и море возможностей на горизонте. Дикий пляж и дикие страсти. Неумолимая жажда перемен и неисчерпаемая (как кажется) молодость.

ХРАНИТЕЛИ СУДЕБ

http://ptj.spb.ru/blog/xraniteli-sudeb/

http://ptj.spb.ru/?p=99127

«Мойры Петроградского района». К. Федоров.
Московский областной государственный театр кукол на фестивале «Пять вечеров».
Режиссер и художник Александра Ловянникова.

Когда выходишь из театра на улицу и видишь, как откуда-то сверху летят снежинки, мерцающие в свете фонарей, кажется, что снова попадаешь в сценическое пространство, на улицы с макетами домов, такими похожими на настоящие здания, а над тобой какой-то великан с озорной улыбкой рассыпает «снежные хлопья» из бумажного пакета. К спектаклю, который дышит зимним петербургским воздухом, подключаешься настолько, что чувствуешь себя его частью, даже когда он уже закончился, ведь он так приближен к настоящей жизни и одновременно так далек от нее, потому что поддерживает веру в хорошие истории, справедливое мироустройство и предопределенность жизненного пути.

ГЛАВУ БЫ

http://ptj.spb.ru/blog/glavu-by/

http://ptj.spb.ru/?p=99117

«Две стрелы». А. Володин.
Театр-студия «Белый шар» (Москва) на фестивале «Пять вечеров».
Режиссер Владимир Мирзоев, художник Сергей Тарышкин.

«Две стрелы» — не самая популярная из драм А. М. Володина, хотя кажется, что антимилитаризм, заложенный в ней, не скоро перестанет быть актуальным. Человеческая жестокость, продемонстрированная драматургом в истории о людях, живущих 12 000 лет назад, и в 1980-м (дата создания пьесы), и в 2019-м никуда не делась, год от года набирая в масштабе.

Режиссер Владимир Мирзоев отказался от стандартного, «древнего», оформления — никаких набедренных повязок и пещер. Сценография Сергея Тарышкина лаконична — десяток деревянных скамеек и пара металлических бочек, а костюмы скорее отсылают к советским реалиям времен перестройки. Впрочем, из текста никуда не исчезли «стрелы» как орудие убийства, глава рода и обозначение времени — «до захода солнца». Но прибавились «сука», «информация» и иные слова вне стилистики а ля «12 000 лет до н. э».

ПРОЩАЙТЕ!

http://ptj.spb.ru/blog/proshhajte/

Марина Дмитревская, Наталия Каминская, Анна Родионова, Сергей Коковкин памяти Сергея Юрского

Когда-то я написала: «Юрский — это наше всё». И жила с этим всегда. И окружающие часто говорили: «Видели тут намедни твое „наше всё“».

Я боялась того дня, когда это «всё» может закончиться.

Этот день настал. Сегодня. 8 февраля.

Умер Юрский.

Сказать нечего.

Реально — нет слов.

«НЕ УДИВЛЯЙСЯ, КОГДА ПРИДУТ ПОДЖИГАТЬ ТВОЙ ДОМ»

http://ptj.spb.ru/blog/neudivlyajsya-kogda-pridut-podzhigat-tvoj-dom/

http://ptj.spb.ru/?p=99090

О совместном проекте Русского театра Эстонии и театрального центра «Vaba Lava» в Нарве

«Не удивляйся, когда придут поджигать твой дом». П. Демирский при участии П. Муравской.
Режиссер Юрий Муравицкий, оформление арт-группы «RedHaus», художник-постановщик Пирет Пеиль.

Пьеса польского драматурга Павла Демирского по мотивам реальной истории рассказывает о несчастном случае на итальянском заводе по производству холодильников, расположенном в Польше. Гибель рабочего запускает защитный механизм системы, настаивающей на собственной неприкосновенности. Молодая вдова погибшего становится невольным врагом капитализма и новой колониальной политики: ее борьба — рефлективное стремление к справедливости, а вовсе не осознанный активизм. Это единственная нота сдержанного оптимизма в беспощадной, мрачной пьесе Демирского — система, ставящая финансовый интерес элиты выше отдельной жизни, наживает себе врагов, превращает лояльных граждан в вынужденных оппонентов, отчаяние которых ведет к стихийному анархизму, желанию «метелить всех». Пьеса Демирского — холодная, мастерски структурированная: короткие сцены, в которых частная жизнь и автоматически безупречное функционирование системы то идут параллельно, то пересекаются, провоцируя коммуникационные тупики. Как часто случается в новой европейской пьесе, здесь нет психологических портретов, характеров, биографий, персонажи расставлены, как фигуры на шахматной доске, обозначены позиции и этапы развивающегося сюжета, но нет внутренней жизни и эмоциональных колебаний.